Журнал аптекарь грипп знакомый незнакомец

Словарь - Метод Тичера

обслуживал английского короля» в 1-м номере журнала «Иностранная литература» за .. спросил меня знакомый чех. придет таинственный незнакомец, не нашепчет о чем-то сладком, не надает обещаний и Францин заболевал гриппом или ангиной, он докрасна растапливал высокую печь, а я. Знакомый текст? В Facebook с июля по август года его английскую версию расшарили 1 раза. Велосипед, сквозь который. A FRIEND OF MINE — один из моих друзей . GRILL — гриль, решетка, жарить CHEMIST — химик, аптекарь, аптека STRANGER — незнакомец, чужой, незнакомец, чужой MAGAZINE — журнал, магазин, магазинный.

Женя давно уже стояла возле борта, за который отвечала Аните, и глядела, как тень "Альбатроса" мчится по земле. Это было любопытное зрелище: Конец веревки служил Жене указателем того места, над которым мы пролетали. Уже потеряли десять метров, - с тревогой в голосе сообщила Соня. Команду выполнили в мгновение ока. В нём два человека, идут на нашей высоте и приближаются к "Альбатросу". Волшебник сложил свои руки наподобие бинокля и пригляделся к незнакомому кораблю.

Первое испытание монгольфьера было в Париже, в году. Его пассажирами стали баран, петух и утка. Надеюсь, они не разбились? В следующий раз на монгольфьере полетели двое друзей Жозефа и Этьена. Им удалось пробыть в небе двадцать пять минут и проделать путь длиной в девять километров. Это был настоящий триумф, и с того дня воздушные шары самых разных конструкций принялись строить все кому не лень. У нашего шара ничего подобного. Дым уходит в дырку от бублика, а шар наполнен разогретым воздухом.

Монгольфьер нёсся нам навстречу. Шар был безупречно круглый, в отличие от "Альбатроса", напоминавшего перевёрнутую каплю. Оболочка у монгольфьера была красного цвета, с нарисованной сбоку жёлтой львиной головой, а сетка и корзина - коричневые.

Из-под корзины валили клубы дыма, а у борта стояли двое мужчин в коротких куртках. Один из них при помощи совка потихоньку отсыпал балласт, а другой взял большую подзорную трубу и стал изучать в неё наш полосатый шар. Я навела на них бинокль Тео, чтобы рассмотреть поближе, и шёпотом закричала: Да ведь они же на самом деле Послушно замолчав, я продолжала смотреть, не отрываясь, как шар движется к.

Движется на северо-запад, против ветра! Двое смельчаков в нём, как ни в чём не бывало, осматривались по сторонам, наслаждаясь полётом. Весёлые, цветущие лица, лихие усы, полные жизни блестящие. У нас же экипаж больше в шесть с половиной.

Где это видано, чтобы целый фрегат нападал на рыбацкую шхуну? Остальные поддержали его, и даже воинственный Влад признал абордаж плохой идеей. А монгольфьер тем временем подошёл настолько близко, что можно было разглядеть потёртости на его оболочке - там, где шёлк соприкасался с верёвками сети. Тео выкрикнул приветствие, но братья не ответили.

На этот раз братья услышали его, и один из них поднял руку и помахал в ответ. Вот теперь все тоже заметили то, что поразило меня, когда я смотрела в бинокль: Не может быть, - подала голос Соня. Пожелаем доброго пути храбрым братьям Монгольфье!

Жозеф и Этьен переглянулись и, казалось, засмеялись - но мы не услышали ни звука. Отсалютовав нам подзорной трубой, они вернулись к своим наблюдениям. Бока их шара переливались на солнце, будто гигантский, разноцветный мыльный пузырь.

Вскоре монгольфьер пропал с глаз, растворился в воздухе, словно навеянная полётом грёза. Нагретый воздух поднимался от земли, мы видели птиц, парящих в его потоках, а потом угодили в воздушную яму. Выбираясь из неё, мы и не заметили, как шар начало сносить в другом направлении. Жаль, на холме сесть невозможно, - посетовал капитан. А шар опускался всё ниже и ниже. Когда мы перелетали через последний холм, гайдроп слегка задел его вершину. И вот под нами зеркальная водная гладь, западня для "Альбатроса".

В следующий миг раздались три громких всплеска: Четвёртый бултыхнулся двумя секундами позже: Аните никак не удавалось его отвязать, и Тео просто перерезал верёвку кинжалом. Подпрыгнув, словно резиновый мяч, шар так резко устремился вверх, что я не устояла на ногах.

Повалившись на Янку и Макса, я оказалась посередине корзины. Туда же посыпались от бортов и остальные. Встав на четвереньки, Соня подобралась к барометру, висевшему на одной из строп. А гайдроп мы всё-таки намочили. Быстро перелетев озеро, которое нам было уже не страшно, мы неслись над шумными, суетливыми городами и тихими сёлами, виноградниками и садами. Лентами тянулись под нами шоссе, убегая прочь, и блестящими букашками ползли по ним автомобили.

Дома были для нас разноцветными кирпичиками, а люди то выглядели мельтешащими точками возле них, то и вовсе пропадали из виду. Казалось, что вся это красота - рисунки на огромном выпуклом валике, который кто-то прокручивает под нами. Никаких толчков и качаний больше не ощущалось. Оставшийся песок берегли, сбрасывая его понемногу. Я совсем не устала и могла бы, наверное, весь день провести в воздухе. Между тем наш шар медленно, но верно сдувался.

Пришлось снизиться, чтобы расходовать меньше балласта на поддержание высоты. Много ли у нас балласта? Если бы я летел вдвоём с Марком, мы бы постарались дотянуть до опушки.

Но вашими головами я более рисковать не стану! Открыть клапан на два хлопка! Янка, которой давно не терпелось, дважды дёрнула за верёвку, тянувшуюся от клапана в оболочке шара. Раздался громкий хлопок, а за ним - ещё. Потеряв много газа сразу, "Альбатрос" тут же начал падать. Понемногу высыпая балласт, мы добились, чтобы шар падал не резко вниз, а постепенно, каждый раз на какое-то время выравниваясь и затем опускаясь ещё ниже.

Как будто "Альбатрос" спускался по ступенькам лестницы. Гайдроп, коснувшись земли, замедлил наше падение. Потихоньку сматываясь, он помогал воздушному шару снижаться плавно. Не успела я схватиться за борт корзины, как она стукнулась о землю.

Слегка подпрыгнув над землёй, шар полетел дальше - очень низко, почти касаясь травы. В довершение всего его начало кренить набок. От этого "Альбатрос" подпрыгнул - ведь корзина снова полегчала.

Шар волокло ветром в сторону леса ещё с десяток шагов, пока якорь не зацепился за землю. Тогда шар остановился, но продолжал скакать, как собачонка на привязи. Шар, спустив газ, упал до земли, и, немного покачавшись вверх-вниз, остановился. Из-за деревьев появился человек в одежде пилота. Он бегом бросился к. Тот быстро привязал их к ближайшим деревьям, чтобы шар не унесло ветром.

Только тогда Тео разрешил нам выходить. Сам же он, как и положено капитану, покинул корабль последним. Иначе нам грозило искупаться. Как вам понравилось в небе, рассказывайте? Каждый день так летали бы! Марк рассеянно кивнул и принялся отвязывать приборы от строп своего ненаглядного шара.

Раздался какой-то хлопок - и всё исчезло. Мы снова попали в кабинет физики. Тео стоял у доски, держа в руке обрывки воздушного шарика. На доске было написано мелом условие и решение задачи, в которой спрашивалось, поднимет ли воздушный корабль весь наш седьмой "А" класс с учителем в придачу. До встречи в близком будущем! Поправив свою треуголку, чародей сделался прозрачным, как тот монгольфьер, и через несколько мгновений исчез.

Не обращая внимания на звонок, Инга подошла к доске и взяла мелок. И нарисовала на оболочке воздушного шара большую белую чайку с распростёртыми крыльями. Кого можно увидеть в окне. Где отдыхают все инструменты. К чему цепями не прикуёшь.

В музыкальном кабинете горело множество свечей, даже тяжёлые бордовые шторы на окнах сегодня совсем не удручали. Наш учитель и чародей с его неизменной шляпой, одетый в чёрно-белое цирковое трико, стоял, смеясь, посреди комнаты. Он тоже рад был нас видеть. Он снял треуголку, присел за фортепиано и сыграл на нём несколько летящих, шутливых строчек. А эту мелодию кто написал? Есть композиторы надрывно-печальные, - его пальцы пробежали по клавишам, и в комнате словно заплакал кто-то.

Есть радостные, как Имре Кальман, - и пианино чуть ли не пустилось в пляс под россыпь игривых нот. Это сложно, но зато фантастически красиво и мощно звучит. Как в хоре, когда мужские и женские голоса поют разные ноты, а вместе получается созвучие.

Тёмные шторы выцвели добела и превратились в киноэкран. Мимо нас проходили, держа в руках нотные листы и тетради, люди в камзолах и пиджаках, в париках и без, молодые и не. Одни композиторы смотрели строго, другие что-то беззаботно напевали, третьи приветливо улыбались нам, кто-то шёл под руку с дамой, а кто-то и сам был ею. Из неведомого далёка сыпались на нас ноты, а в какой-то миг мы увидели огромный зал, маленького дирижёра, размахивающего палочкой, и множество музыкантов. То, что они играли, похоже было на высокую морскую волну, которая вот-вот захлестнёт тебя с головой.

Для начала дадим джазу, - и чародей заиграл песню с чётким, слегка развязным ритмом, прыгающую и лёгкую. Чтобы петь джаз, нужен сильный, особенный голос, как у тромбона или Луи Армстронга, - Тео учтиво поклонился возникшему в окне красивому шоколадному человеку с широкой белозубой улыбкой. Тот воскликнул что-то, и музыканты за его спиной завели весёлую трубную мелодию. Вступил саксофон, голоса инструментов и людей зазвучали каждый по-своему, а громче всех было пение Армстронга, глубокое, как эхо самого.

Рок-н-ролл танцуют, - Аните подмигнула Шурику и показала пару движений. Вот самый распространённый проигрыш, или дорожка, - маг поскакал по клавишам пальцами - то через одну, то подряд, и тем же манером возвратился обратно. Получилось что-то смутно знакомое и очень заводное. Да вот же они! За окном, одни за другими, показывались весёлые молодые люди разной лохматости и приветственно махали руками.

Одни играли на гитарах, другие - на пианино или синтезаторах, третьи стучали в барабаны, и почти все они пели. Я хоть понимаю, о чём Бутусов поёт! Одни тебе нравятся и интересны, другие - нет, и тут уж ничего не поделаешь, - пожала плечами Аните. Люди в окне всё мелькали. В какой-то миг показался шумный стадион, и хор из тысячи голосов запел. Мы будем бороться до конца; Мы чемпионы, мы чемпионы! Ведь мы чемпионы всей Земли! Вон как стучит по крышке фортепиано! Английской группы "Куин", что значит "Королева".

За окном показался летящий поезд, на котором играли и пели, улыбаясь ветру, четверо бесстрашных музыкантов.

Когда по-английски не англичане поют, они больше стараются, и получается гораздо понятней, хоть тексты на слух записывай, - поделился Мишка. Но играть её без инструментов невозможно! Подойдите поближе, ребята, мы отправляемся! Тео надел свою потрёпанную треуголку, положил руки на пианино и заиграл быстро-быстро, а потом резко крутанулся на стуле. Клавиши продолжали нажиматься сами. Мелодия, похожая на солнечный и свежий май, семью морскими волнами залила комнату и через минуту не оставила от неё и следа.

Вокруг был огромный зал. На стенах висели, на низких помостах, а то и прямо на полу стояли дудельные, стучальные, бренчальные и даже не поймёшь какие инструменты.

Тео быстрым шагом вёл нас между ними и рассказывал по дороге: Рядом на стене его электрическая дочка, бас-гитара, у неё такой же низкий голос, только без усилителя он почти не слышен. Щипковых здесь целая плеяда: Это были поэты и музыканты, которые странствовали между городами, веселя людей своими песнями. А здесь цыганская семиструнная гитара, гавайская укулеле о четырёх струнах и шестиструнка-эстрадник. Вот эта леди с хищным силуэтом - соло-гитара, звук её, как и у баса, выводится через усилитель на колонки.

Вы, конечно, узнали донну арфу с её длинными струнами, но вряд ли видели её африканскую сестру кору. Рядом - итальянская мандолина, американское банджо, украинская бандура, домра и гусли, знакомые вам по русским народным сказкам.

Можешь сыграть на ней плясовую, - разрешил Тео. На этой стене висят всех калибров трубы, тромбон, саксофон, блочные и поперечные флейты, гобой, горн, волынка, вистлы и прочие дудочки.

Грипп и ОРВИ. Даем отпор! - Форум Биатлонных Прогнозистов

Окарина или губная гармошка легко умещаются в кармане или в ладони музыканта, зато в басе-геликоне легко умещается сам музыкант - если, конечно, вовремя не подкрепится. У меня есть тамтамы, конго, барабаны всех размеров, с твердыми и мягкими палочками, тарелки, гонг, треугольник, тамбурин, шаманский бубен и ксилофон.

Называются маракас, они сделаны из сушёных плодов горлянкового дерева. Янка взвесила мараку в руке, потрясла. Говорит, невкусные, так и сохнут на антресоли с прошлой осени. Стали лёгкие, как пенопласт. В зелёную полоску, как арбуз. Рядом присоседились клавишные язычковые - баян и гармоника. Органный зал сегодня, к сожалению, закрыт - там начищают трубы. Мы осмотрели один уголок моей коллекции, на самом деле инструментов гораздо. Каждый стоящий музыкант - немного волшебник, а каждый уважающий себя волшебник - непременно музыкант.

А сейчас выберите себе по инструменту, кому какой нравится, и откроем наш концерт! А привели тебя туда, надо полагать, твои родители? Иначе её возненавидишь, а это очень грустно. Родители хотели привить тебе любовь к искусству, но забыли Да, слух и пальцы крепнут от тренировок, но зарождается музыка в сердце. Что велит тебе твоё сердце, Жень? К тому же этот треклятый ящик всё время расстраивается, а настроить его сама я не могу.

Осмотрись вокруг и выбери. Страх В июне прошлого года один тиролец предстал перед судом по обвинению в убийстве школьника из Имста и был приговорен к пожизненному тюремному заключению.

Тиролец, наборщик по профессии, чья работа на протяжении трех десятков лет вполне устраивала владельцев инсбрукской типографии, сказал в свое оправдание, что боялся школьника из Имста, однако присяжные в это не поверили, потому что наборщик, который на самом-то деле родился в Шваце, а его отца, возглавляющего гильдию тирольских мясников, окружали в Тироле почет и уважение, ростом был метр девяносто и, в чем присяжные удостоверились прямо в зале суда, без натуги поднял на двухметровую высоту литой чугунный шар весом в сто пятьдесят килограммов.

Этот тиролец убил школьника из Имста так называемым камнетесным молотком. Билет в один конец Наш дядя, у которого в Инсбруке была своя табачная фабрика, а в Штамсе — так называемый садовый домик и которого мы по этой причине называли нашим инсбрукским дядюшкой, в первый же день тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года купил на инсбрукском вокзале билет до Мерана и обратно и затем действительно сел в поезд на Меран, имея при себе, как нам сообщили свидетели, необычно большой багаж.

Однако до Мерана он так и не доехал, и никто о нем больше никогда ничего не слышал, хотя розыск был прекращен лишь после двух лет упорных поисков. Между тем табачную фабрику закрыли, а садовый домик продали, потому что расходы на розыск поглотили все так называемые денежные средства, оставленные нашим инсбрукским дядюшкой.

Покупателя на фабрику, где было занято триста рабочих, которых тем временем пришлось уволить, так до сих пор и не нашлось, потому что за последние годы спрос на табак упал, да и фабрика нашего дяди на самом-то деле устарела. Однако продать ее необходимо, поскольку адвокаты, участвовавшие в поисках дяди, требуют высокие, что естественно, гонорары.

Каждый год с наступлением весны мы вспоминаем о том, как ездили в середине мая в Инсбрук, в Инсбруке ночевали у нашего дяди, а на следующий день, в раннюю рань, ехали с ним в Штамс, чтобы провести в его садовом домике несколько дней за чтением или гуляя в окрестных лесах.

И только из-за несчастья, которое, несомненно, случилось с дядей по дороге в Меран, мы, отправляясь в путь, никогда больше не покупаем билет в два конца, а только в. Душевный порыв Пожарные из Кремса предстали перед судом потому, что отбежали в сторону вместе со спасательным полотном именно в тот момент, когда самоубийца, который уже несколько часов стоял на карнизе пятого этажа городского дома и грозил, что, мол, сейчас сведет счеты с жизнью, прыгнул вниз на самом деле.

Самый молодой из пожарных сообщил в своих показаниях, что действовал, руководствуясь сверхнеожиданным душевным порывом, и, увидев, что самоубийца решил привести свою угрозу в исполнение, побежал, сжимая в руках край спасательного полотна. Пожарная команда из Кремса уже несколько десятилетий слывет лучшей пожарной командой во всем мире.

Исследователи пещер Так называемые исследователи пещер, сделавшие процесс исследования пещер делом всей своей жизни и всегда вызывавшие огромный интерес у столичной публики, читающей глянцевые журналы, недавно исследовали и пещеру, расположенную между Таксенбахом и Шварцахом, которая, как мы узнали из газеты, до сих пор оставалась совершенно неисследованной.

Как сообщила "Зальцбургер фольксблат", в конце августа и при идеальных погодных условиях исследователи пещер проникли в эту самую пещеру с твердым намерением выйти из нее в середине сентября.

Наступил конец сентября, а исследователи пещер из пещеры все еще не вернулись, и тогда бригада спасателей, специально сформированная и получившая название Бригада спасателей исследователей пещер, направилась в пещеру, чтобы прийти на помощь исследователям пещер, которые находились в пещере еще с конца августа. Однако и эта Бригада спасателей исследователей пещер к середине октября так и не вышла из пещеры, что и побудило зальцбургское земельное правительство отправить в пещеру вторую Бригаду спасателей исследователей пещер.

Вторая Бригада спасателей исследователей пещер состояла из самых крепких и отважных мужчин Зальцбургского края и была оснащена самым современным снаряжением, так называемым снаряжением для спасения в пещерах. Эта бригада, как и первая, вошла в пещеру в запланированный день, но даже к началу декабря из пещеры так и не выбралась. Тогда управление при земельном правительстве Зальцбурга, ведающее исследованием пещер, поручило строительной фирме из Понгау замуровать пещеру между Таксенбахом и Шварцахом, что и было незамедлительно исполнено — еще до наступления Нового года.

В Лиме В Лиме был арестован мужчина, упрямо твердивший полиции, что хотел отправиться в Анды, чтобы отыскать в горах свою жену, которая год назад, как это следует из протокола, выйдя из дому, пошла в сторону Тауэрна, но, вероятно, недалеко от озера Таппенкар сбилась с пути и упала в расщелину.

Из книги малой прозы "Имитатор голосов"

Тауэрн и, что естественно, Таппенкар расположены в Зальцбургских Альпах, о чем известно даже полицейским из Лимы, поэтому нет ничего удивительного в том, что перуанские полицейские задались вопросом, что же на самом деле искал в центре Лимы показавшийся им подозрительным и совсем одичавший человек, на котором во время ареста были только рваные брюки да так называемая каринтийская крестьянская рубаха.

Арестованный действительно оказался состоятельным австрийцем из Каринтии, уроженцем Ферлаха, где у него имеется вполне процветающая оружейная мастерская.

Более подробных сведений наша газета не сообщает. Еще немного, и… Во время нашей последней загородной поездки в Мёлльталь, где мы были счастливы всегда, в любое время года, мы остановились в оберфеллахской гостинице, порекомендованной нам врачом из Линца и не обманувшей наших ожиданий, и пообщались с группой каменотесов-подмастерьев, которые после работы все вместе ужинали в ресторане гостиницы, пели, играли на цитре и таким образом вновь привлекли наше внимание к неисчерпаемым сокровищам каринтийской народной музыки.

В поздний час каменотесы-подмастерья всей группой подсели к нашему столу, и каждый поведал нечто необычное или примечательное из своей жизни. Нам особенно запомнился подмастерье, рассказавший, как в семнадцать лет, чтобы выиграть пари, заключенное с товарищем, он забрался на шпиль колокольни в Тамсвеге, как известно, очень высокой.

Еще немного, и я бы разбился насмерть, сказал помощник каменотеса и затем, напирая на каждое слово, добавил, что, мол, еще немного, и о нем бы написали в газете. Наглядный урок Репортер, пишущий корреспонденции из зала суда, ближе других к людскому горю во всей его абсурдности.

Разумеется, в такой близости он не может пребывать всю жизнь, а лишь короткое время, иначе сойдет с ума. Вероятное и невероятное, неимоверное и неимовернейшее видит он в суде ежедневно, а ведь он зарабатывает свой хлеб, сообщая о действительных или только предполагаемых, но, что естественно, лишь постыдных преступлениях, и, разумеется, вскоре вообще перестает чему-либо удивляться. Об одном-единственном случае я все же хотел бы сообщить, потому что не было и нет в моей судебно-корреспондентской практике ничего более примечательного.

После этого непривычного заявления он молниеносно сунул руку под мантию, в карман пиджака, достал снятый с предохранителя пистолет и к ужасу всех присутствующих выстрелил себе в левый висок. Одно мгновение — и он был мертв. Проявления милосердия Пожилая дама, жившая с нами по соседству, зашла в своем милосердии слишком.

Она приютила у себя, как ей казалось, бедного турка, и поначалу турок был ей благодарен, ведь новый поворот событий, вызванный милосердием пожилой дамы, позволил ему жить в ее городском доме, который располагался в большом саду, а не перебиваться в предназначенном под снос бараке для строителей. У пожилой дамы он устроился садовником и был мало-помалу одет ею во все новое, и сверх того — еще по-настоящему избалован.

Однажды турок явился в комиссариат полиции и признался, что убил даму, которая из милосердия взяла его к себе в дом. Задушил, как установила судебная экспертиза во время сразу же предпринятого осмотра места преступления. Когда на суде турка спросили, зачем он убил, а точнее, задушил пожилую даму, он ответил — из милосердия. И вот, по словам нашего попутчика, корабль, на котором его коллега пустился в плавание к Дубровнику, на Корфу и в Александрию, по все еще неустановленным причинам потерпел крушение поблизости от Крита, и коллега утонул вместе со всеми, кто совершал — как выразился наш попутчик— это странствие к катастрофе.

Должно быть, пошел ко дну вместе с быстро затонувшим кораблем. Кораблекрушение и гибель коллеги настолько, мол, его поразили, что вот уже много лет он не находит себе покоя. Нас он спросил, что ему теперь делать, как освободиться от угрызений совести, однако дать ему совет мы не рискнули. Незнакомец действительно только в самый последний момент сумел отскочить в сторону и, несколько раз перекувырнувшись, избежать грозившей ему опасности, как мне с трудом удалось разглядеть в быстро наступавших сумерках.

На следующий день один работающий у дяди лесоруб рассказал нам, что в лесу, через который мы ехали прошлым вечером в ландо, было обнаружено изувеченное и замерзшее тело мужчины, который, как вскоре выяснилось, был одним из лучших работников дядюшки и человеком, очень ему преданным.

Естественно, мы и словом никому не обмолвились о нашем ночном происшествии и просто передали глубочайшие соболезнования вдове того, кто покинул сей мир столь трагически. Подозрение В пресловутом городке Кицбюэль одного француза арестовали только за то, что горничная в гостинице "Двуглавый орел" обвинила его в попытке изнасилования, когда он в полночь заказал себе в номер тройной коньяк, однако сам француз, как писали газеты, в полиции решительно опроверг это обвинение, назвав его подлой и низкой альпийской клеветой.

Француз оказался профессором германистики из знаменитой парижской Сорбонны и в кицбюэльском "Двуглавом орле" намеревался восстановить свои силы, потраченные на предпринятый им и занявший свыше двух лет перевод книги Ницше "Так говорил Заратустра". Резкая смена парижского климата на кицбюэльский, что естественно, не пошла французу на пользу, и следствием опрометчивой поездки из Франции в Тироль стал жестокий грипп, почти сразу по приезде в Китцбюэль сваливший его с ног и надолго приковавший к постели.

Поскольку в полиции посчитали очевидным, что в тот день французский профессор был не в состоянии совратить горничную, тем более на самом деле причинить ей насилие, его уже через несколько часов освободили из-под ареста, и он вернулся в гостиницу. Горничную же из "Двуглавого орла" сразу с позором уволили, а когда она увидела в газете свою фотографию и подпись "Клеветница из Кицбюэля", то немедленно бросилась в воды Инна.

Men's Health. Журнал

Тело ее до сих пор не обнаружено. После того как мыслитель впервые в жизни рассыпался в высочайших похвалах, удостоив ими хозяина, ему вдруг пришла в голову мысль: Оба они с той поры, что естественно, оказались ни к чему не пригодны — что хозяин гостиницы, что мыслитель.

Утренний поезд Идя в утреннем поезде, мы выглядываем в окно именно в тот момент, когда проезжаем над ущельем, куда пятнадцать лет назад провалился наш школьный класс, с которым мы совершали экскурсию к водопаду, и думаем о том, что нас тогда спасли, а вот все остальные безвозвратно погибли. Учительница, которая вела нас к водопаду, сразу же после вынесения приговора повесилась перед зданием Зальцбургского земельного суда, приговорившего ее к восьми годам тюрьмы. Когда поезд проезжает над ущельем, в криках тех школьников нам слышатся и наши крики.

Прекрасный вид После многочасового подъема на Гросглокнер два связанных дружбой профессора Гёттингенского университета, остановившиеся на ночлег в местечке Хайлигенблют, добрались до площадки с подзорной трубой, укрепленной наверху глетчера.

И хотя оба были скептиками, они, что естественно, не смогли, достигнув места, где стояла подзорная труба, устоять перед неповторимой, как они и предполагали, красотой высокогорья и стали уступать друг другу место перед подзорной трубой, чтобы избежать потом упрека, что кто-то из них, мол, нагло завладел окуляром.

Наконец эти двое пришли к согласию, и старший, более образованный и, что естественно, более вежливый, первым посмотрел в окуляр и был потрясен увиденным.