Наталья неклюдова 32 оренбург знакомство табор

Новый мир, № 04 (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека!

Несколько имен помню: Дуся Расторгуева, Матрена Неклюдова За поллитрой ли, за буханкой хлеба в магазин только табором идут, шумным, ругливым. Но вот что странно: словно размываются нашего знакомства годы Наталья Степановна, которая после Люсиной смерти заняла ее место за. Мать Тимофея, Наталья Алексеева, очень много думает над тем .. Имя убитого парня - Сергей Рязанцев, 32 года. района, где проживает местный цыганский табор. .. средства тех женщин, с которыми заводил знакомства, а когда у них заканчивались деньги, он насиловал их и убивал. Моя жена Наталья меня тогда чуть не убила, я только успевал сбрасывать Засиделись: Однажды у меня состоялось знакомство сразу со всей Только к вечеру весь этот табор дружной и шумной колонной уехал домой. .. располагались в Оренбурге и Кзыл-Орде, в Алма-Ату столицу.

Поужинав "у Тани" в кафе, мы с Женькой отправились отдыхать в номер. Я вышел на балкон, чтобы полюбоваться бакинским вечером. В городе стемнело, и такой вид Баку очаровывал даже больше, чем дневной. По-восточному напыщенно, но очень точно сказано! С набережной доносились очень летние звуки - обрывки музыки и весёлый смех горожан. Вкупе с видом на город это производило настолько благостное впечатление, что мы с Женей решили выйти к морю. В уличном киоске купили по бутылочке местного пива и перешли проспект Нефтяников.

На набережной действительно царила идиллия, заставлявшая вспомнить о городской традиции советских времён проводить даже будние вечера в парках: Мы вышли на длинный бетонный пирс-волнорез, чтобы "от моря" полюбоваться видом на город. Свет фонарей с набережной туда не доставал, мы шли, едва различая дорогу. Южный вечер был пугающе чёрным, и чернота неба, сливающаяся с чернотой Каспия, казалась бесконечной.

О присутствии моря где-то совсем рядом говорил плеск волн о бетон, свежий ветерок и усилившийся запах нефти. Мне, вообще, казалось, что окружавшая нас чёрная и пахучая жидкость и есть нефть, поэтому я с опаской глядел на парней по соседству, смело бросавших окурки в воду. А ну как вспыхнет? И будем потом тушить пожар строго по стихотворению Корнея Ивановича Чуковского - "пирогами и блинами, и сушёными грибами" Из встреч этого дня запомнилось посещение редакции бакинской "Комсомолки", а заодно и "Труда" с "Известиями".

Да, да, "главная" российская пресса тогда была жутко популярна в Азербайджане. Как в каком-нибудь Воронеже или Твери, в Баку находилась редакция единая на три газетыкоторая готовила местные полосы в московские выпуски газет, а заодно собирала туда рекламу.

Мы быстро нашли в офисе рекламный отдел - его начальник отсутствовал, и начали разговаривать с каким-то очередным скучающим менеджером. Тут нас приметил проходивший мимо солидный дядька в дорогущем костюме, оказавшийся главным редактором и, как обнаружилось позже, хозяином всего предприятия. Услышав какие-то слова об авиакомпаниях, сотрудничестве и городе Новосибирске из наших уст, он разулыбался, подбежал к нам, начал трясти руки и немедленно пригласил в свой кабинет, как самых дорогих и желанных гостей.

Такое радушие было для нас неожиданным - мы уже привыкли к отсутствию интереса со стороны здешних "рекламовзятелей". В кабинете царила безумная смесь азиатского шика и откровенного "разгильдяйства" - примерно такая же, как и во многих других офисах, посещённых ранее, но эта картинка из директорского "логова" врезалась мне в память особенно сильно.

Одна из облезших оконных рам стояла на полу около некрашеной батареи отопления. На полу лежал потрёпанный и вытертый в нескольких местах ковролин, даже не "загнанный" под плинтус - плинтуса в кабинете просто не было, а на стенах "висели" и это было заметно несвежие обои.

Зато рядом с дорогим начальственным столом располагалась ошеломляющая "переговорная зона" - шикарный стол-аквариум с диковинными рыбками и столешницей из толстого стекла, рядом с которым стоял дорогущий набор мягкой мебели из кожи. Мы с Женькой уселись на диван, а Сальвар и редактор - в кресла. Мебель была такой, что мы сразу в ней "утонули", а наши позы стали очень брутальными - коленки находились где-то чуть ниже подбородка - прямо толковище самцов-гамадрилов.

На стеклянный стол секретарша выставила обязательные чайник, вазочку с комковым сахаром и "стройные" азербайджанские стаканчики. Предваряя собственно переговоры, редактор начал рассказывать о том, как начинал свой бизнес: Когда я пришёл в это помещение, у меня был один сломанный стол и два сломанных стула, а сейчас Газетный магнат гордо раскинул в стороны руки и торжественно обвёл глазами помещение. У нас с Женькой, как потом выяснилось, на уме вертелось примерно одинаковое продолжение фразы про "сейчас": Целых шесть поломанных столов и восемь стульев, а один из них даже не сломан!

Мы осмелели за два дня, прожитых в столице Азербайджана - нам уже хотелось не только посмотреть город из окна автомобиля, но и побродить его узкими и кривыми улочками, тем более что встреч оставалось уже совсем не много из важных - только на телевиденииа времени было полно.

Наши азербайджанские друзья, Сальвар и Гасан, похоже, тоже это почувствовали - к середине дня нас "отпустили", высадив всё так же около гостиницы.

Мы решили продолжить изучение местной кухни, пообедав "у Тани". В кафе в связи с полуденным временем было многолюдно, пришлось подсаживаться к одиноко сидящему солидному дядьке в синем костюме. Я спросил у нашей знакомицы, что за блюдо "кюфта-бозбаш". Таня на секунду задумалась и стала говорить, помогая себе жестами.

Как раз супчику мне сегодня и хотелось А на второе - долму После обеда мы решили погулять по центру - в частности, посетить "старый" город, находившийся в средневековой крепости Ичери-Шехер. Карты у нас не было, и в городе мы ориентировались слабо - опытный водитель Гасан, естественно, знал, как легче проехать по закоулкам, поэтому я обычно "терялся" на пятой минуте поездки.

Мы шли к крепости, полагаясь на внутреннее чутьё, пока на одном из уличных "развалов" я не увидел туристическую схему Баку. Женьке зачем-то тоже потребовалась карта города, но второго экземпляра у продавца не. Книжный магазин попался нам практически сразу - мы зашли в уютное, но совершенно безлюдное помещение на первом этаже жилого дома. Ассортимент никак нельзя было назвать богатым: Мы поискали глазами карту города и, не найдя её, обратились к продавцу.

Невысокий щуплый мужичок почему-то женщин-продавцов в Баку мы практически не видели что-то быстро обдумал, закатив глаза, и внезапно выскочил из магазина. Ошарашенные такой реакцией, мы стояли посреди торгового зала, как вкопанные. Никого, кроме нас, тут больше нет, продавец скорее всего, он же и хозяин торговой точки куда-то убежал, услышав о том, что нам нужна карта.

И что нам теперь делать? Уйти, чтобы магазин ограбили, а нас потом с Интерполом искали? Прошло минут десять, и в зал так же стремительно влетел хилый книготорговец. В вытянутой руке он держал точно такую же, как у меня, карту. Полтора ширвана, - в голосе запыхавшегося продавца чувствовался триумф. Всё-таки никогда наш российский торговый сервис не сможет даже приблизиться к азиатскому "покупатель всегда прав"! Судя по карте, мы правильно шли к "старому городу".

По пути я обращал внимание на таблички многочисленных государственных и муниципальных учреждений. Кроме министерств и посольств нам попадались какие-то поликлиники, детские сады прямо в жилых домах, отделения местного аналога "Сбербанка". Удивительное дело, но из "номерных" заведений нам почему-то попадались исключительно первые номера: Похоже, в гордом городе Баку быть вторым номером просто неприлично! В центре города советские "южные" девятиэтажки с широченными балконами-галереями перемежались с диковинными памятниками архитектуры времён Людвига Нобеля - родного брата того самого основателя премии, бывшего чуть не главным бакинским нефтедобытчиком.

Ставшая в середине девятнадцатого века вдруг очень ценной нефть, добываемая на окраине Российской империи, дала толчок к быстрому обогащению местного и пришлого люда.

Новоявленные богатеи, добрая часть которых принадлежала к не любимой азербайджанцами армянской диаспоре, на шальные деньги, совсем как в нынешние времена, начали строить фантастические дворцы, поражающие сейчас своей эклектичной вычурностью: Наконец перед нами во всей красе предстала средневековая крепость с полукруглыми ажурными башнями, совсем как в детских игрушках, внутри которой мы увидели то же, что видели, наверное, абсолютно все жители бывшего СССР в кино, ведь "стамбульские" сцены всенародно любимого фильма "Бриллиантовая рука" снимались именно.

Глухие стены домов и узкие улицы, где два человека ещё разойдутся, а вот третий уже явно будет лишним. Мы нашли открытую дверь в какой-то магазинчик и сфотали "кадр из фильма" с "затаскиваемым" внутрь Женькой в главной роли: После этого за какие-то сущие копейки посетили тот самый дворец Ширваншахов, изображённый на десятитысячной купюре, и там мой друг сделал, наверное, самую лучшую фотографию, украшающую сейчас мой "бакинский" фотоальбом: А ещё я обнаружил в "старом городе" улицу Муслима Магомаева - только после смерти великого певца узнал, невежда, что названа она в честь знаменитого на весь Азербайджан композитора, деда всесоюзного любимца.

Мы подошли к Девичьей башне по-азербайджански Гыз Галасы - столичному архитектурному символу, построенному аж в двенадцатом веке. Чуть сужающийся к вершине усеченный ребристый конус, своей формой напоминавший офисную кружку с огромной ручкой-пристройкой, сейчас стал музеем. По крутой лестнице мы поднимались с этажа на этаж, делая перерывы на осмотр каждого зала-этажа. В какой-то момент я почти понял, почему башня названа Девичьей - в каждом из семи залов сидела молоденькая девушка-смотрительница, причём каждая была со своим характером и своим набором увлечений: Мы поднялись на плоскую крышу с невысокими бортиками, откуда открывалась живописнейшая панорама Баку - море, горка с телевышкой, средневековый Ичери-Шехер, а за ним - новодельные "золотые" дома столицы богатой нефтяной республики.

Нам удалось разглядеть и собственную гостиницу, стоявшую почти на берегу Бакинской бухты. В общем, душу переполнял настоящий туристский восторг Рядом с крепостью располагался очередной шедевр позапрошлого века с башенкой и флюгером - наверняка, бывший дворец какого-нибудь нефтяного магната.

С советских времён и до сих пор в нём находился Бакинский Совет - насколько я знаю, из всех городов Советского Союза, только Москве, Ленинграду и Баку было разрешено не вставлять слово "городской" в название формально главного органа власти - Моссовет, Ленсовет и Баксовет. Мне обязательно хотелось прокатиться на местной подземке, которую начали строить практически сразу после войны, но открыли только к пятидесятилетию "Великого Октября" в м году - уж больно тяжёлыми были здешние грунты.

Как ни странно, больше всего бакинское метро было похоже на метро московское - причём не нынешнее, со станцией "Чкаловская" и Бутовской линией, а то ещё, времён "позднего Сталина" и "раннего Хрущёва" - глубокое, с монументальными станциями и входами-павильонами. Более того, бакинская подземка, будто превратившись в действующий музей, давала даже больше представления о советском метро, чем нынешние отремонтированно-отреставрированные московская и питерская - на перрон людей тащили допотопные эскалаторы с "ампирными" светильниками, а большая часть поездов, похоже, так и ездила с самого открытия.

Только советские названия станций типа "Гызыл Орду Мейданы" "Площадь Красной Армии""Аврора" и "26 Бакы комиссары" были заменены на патриотическое "20 Январ", интеллигентское "Гара Гараев" это композитор такой был и нейтральное "Сахил" что значит "Порт".

Метро в Баку - доступный, удобный и жутко популярный вид транспорта: Именно поэтому там не то чтобы многолюдно, а просто давка - того и гляди, кого-нибудь вытолкнут на рельсы. Станции, теоретически рассчитанные на четырёхвагонные поезда, принимают едва-едва умещающиеся на платформе "пятивагонники", которые ходят часто, но всё равно забиты до отказа А ещё там почему-то плохая вентиляция и очень слабое освещение.

Мы потом делились своими впечатлениями с Гасаном, и Гасан с нашими жалобами на духоту в метро охотно согласился: Вентиляция чуть-чуть не работает! Но, вообще-то, здешний метрополитен знаменит на весь Союз совсем другим - тем, что он "маршрутный", или как сказали бы профессионалы, "пересадка здесь осуществляется в одном уровне".

На деле это означает, что с конечной станции "Бакы Совети" поезда ходят либо в большинстве случаев до "спальной" конечной "Ахмедли" 6либо гораздо реже - до наземной "Бакмил", расположенной рядом с депо.

А вот уже со станции "Ахмедли" можно практически равновероятно уехать как до Баксовета, так и до станции "Мэмар Аджеми" 7 в "спальник", находящийся в противоположном конце города - причём большую часть пути поезда будут идти "по одним и тем же рельсам".

На огромном участке линии метро особенно при движении в сторону Баксовета люди каждый раз заглядывают поезду "в лоб" или прислушиваются в вагоне к автоинформатору, чтобы понять маршрут.

Но и это ещё не всё. На "развилочной" станции "28 мая", где собственно поезда и расходятся - либо до Баксовета, либо на "Мэмар Аджеми", есть переход на станцию "Джафар Джаббарлы", с которой бегает "челнок" до станции "Хатаи". Собственно, "маршрутная" организация движения должна была стать временной, пока не запустят вторую ветку метро, но сначала переходить с "28 мая" было некуда, а теперь вот местные метростроители не могут доделать тоннель от запущенной в м году "Джафар Джаббарлы" в сторону "Мэмар Аджеми".

Как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Хотя её, эту вторую линию метро, смело рисуют на всех официальных и неофициальных схемах ярким синим цветом - найти "правильную" схему, чтобы понять, как же ходят поезда в местной подземке, можно только в интернете на сайтах "фанатов" метро. Итак, мы нырнули на станцию "Бакы Совети" и поехали в сторону "Ахмедли", осмотрев по пути красивые станции "Улдуз" и "Нариман Нариманов". Мы вышли из поезда на станции "Нефтчиляр", и, не вылезая наружу, отправились в обратный путь, но уже в сторону "Мэмар Аджеми", пропустив поезд до Баксовета.

На втором участке подземки самой красивой была станция "Низами". Да, наверное, она во всём бакинском метро самая красивая - будто вывернутая наизнанку чешская хрустальная ваза - "кристаллы" светильников так и играют, отражаясь от почти зеркального мраморного пола.

Там мы вышли на воздух и даже немного прогулялись, после чего вернулись обратно в метро. Чёрт его знает, зачем, но мы поехали до тогдашней конечной, где опять решили выйти в город, причём на перроне пошли не туда, куда пошло большинство народа, а в другую сторону. Немного поплутав в подземном переходе, мы вышли на свет Божий и Вход в метро был таким же непременным объектом "дворовой инфраструктуры", как трансформаторная будка.

Нет, я, конечно, читал в Новосибирске, Москве и других городах с подземкой объявления про "квартиры в доме у станции метро", но никогда не мог себе представить, что иногда, как в данном случае, эта фраза может быть проиллюстрирована так буквально.

Мы вернулись на "Мэмар Аджеми" и поехали до переходной "28 мая" - сегодня я решил досконально обследовать транспортные подземелья столицы Азербайджана. Там с людскими массами была полная катастрофа - узловая станция находится прямо под железнодорожным вокзалом в центре города, поэтому к "пересаживающимся" со станции на станцию и с поезда на поезд добавилась изрядная доля "уезжающих из города".

Кое-как мы прорвались на "Джафар Джаббарлы" - относительно новую станцию, перегороженную пополам глухой пластиковой стеной параллельно движению поезда - для "челнока" достаточно было одного пути.

Видимо, для того чтобы как-то развлечь пассажиров в ожидании редкого и "ленивого" единственного поезда, руководство подземки разрешило здесь торговлю - такие же, как и снаружи, мужички продавали с картонных и деревянных коробок обувь и одежду, газеты и семечки.

Кое-кто из пассажиров на станции, я заметил, оказался совсем даже не пассажиром - некоторые люди, переходившие вместе с нами с "28 мая", не стали дожидаться поезда, и просто купив необходимое, шли к выходу в город.

Мы доехали на "челноке" до станции "Хатаи", когда-то называвшейся "Шаумян". Надеюсь, всем понятно, почему армянскую фамилию одного из двадцати шести бакинских комиссаров в названии сменили на имя тюркского правителя, которого азербайджанцы чуть ли не основателем своего государства считают?

Кстати, я лично узнал, кто он такой, именно прибыв на станцию - на её стенах, в отличие от схем в поезде, было написано полное имя и титул: Потом, уже в Новосибирске, почитал про него поподробнее.

Экскурсию в метро мы решили закончить и вернулись на "28 мая" к привокзальной площади, откуда до нашей гостиницы было рукой подать. Кстати, с этой станцией связана ещё одна забавность. Её нынешнее название появилось в честь отмечаемого в стране национального праздника, Дня Независимости. Но в советские времена "имя" станции тоже было "календарным", и даже цифры были теми же, только месяц другой - "28 апреля". Не правда ли, забавно, что по случаю приключившейся независимости в здешнем метро "перекинули" ровно на месяц вперёд календарь - подобно тому, как весной переводят вперёд стрелки часов?.

Осетрина первой свежести На следующее утро Гасан и Сальвар по традиции встречали нас около гостиницы, сидя всё в той же ослепительно белой "шестёрке". Сегодня мы собирались съездить в телецентр, дабы посетить тамошние офисы телекомпаний. Дорога была дальней не десять-пятнадцать минут, как обычноболтун Сальвар что-то нам рассказывал, чтобы мы не заскучали - и всё было вполне обыденно, пока я не зацепился за случайно возникший в разговоре Карабах.

Мне казалось, что мои вопросы носят вполне нейтральный характер: Когда там всё закончится? Ещё задолго до поездки девчонки-коммерсанты, курировавшие в "Сибири" кавказское направление, предупреждали меня, что ни с армянами, ни с азербайджанцами обсуждать тему Карабаха. Глубина межнациональной раны настолько велика, что ни одна из сторон не в состоянии трезво оценивать ситуацию, и уж тем более идти на какие бы то ни было уступки.

О тех случаях долго сохранялись почернев- шие кресты на правом берегу Енисея и крохотная часовенка. Гибли и лихачи-сплавщики на деревянных плотах. Преду- преждения их не останавливали. Идущие вверх суда самостоятельно одолеть порог длиной метров тоже не.

Механики и речники придумали систе- му подъема транспортов при помощи блоков и системы полиспа- стов да двух тракторов. А какие кедрачи, какие лиственницы были на пороге! А еще смородина с черными ягодами. Вы такую хоть раз видели? И форма куста, и вкус ягод — все такие же, как и у красной 13 Олесь Грек смородины, но только цвет черный, чернее, чем у нормального куста черной смородины.

Не лучше были и другие пороги. На протяжении киломе- тров ниже Большого Порога в русле Енисея находились еще че- тыре крупных порога: Дедушкин, Березовый, Джойский и Майн- ский. Но там река текла шире и их можно было обходить. Образование Саяно-Шушенского водохранилища создало все условия для транспортного освоения Верхнего Енисея.

Высотная арочно-гравитационная плотина в Карловском ство- ре не могла не ускорить создание заповедной территории. Ведь человеку важно знать, какое воздействие на все окружающее жи- вое, на природную среду оказывает гидроэнергокомплекс, какие надо предпринимать природоохранные мероприятия. Институт леса и древесины Сибирского отделения Академии Наук СССР еще в начальные е годы проводил предварительные обследо- вания побережий будущего водохранилища.

В качестве аргумента ставился вопрос о сохранении первозданной природы. И 17 марта года, сразу после перекрытия русла Енисея, по постановле- нию правительства был создан заповедник, которому в году решением ЮНЕСКО был присвоен статус биосферного.

Территория действующего заповедника — горная. Минималь- ная их высота — метров над уровнем моря, максимальная — метров. На таежной обширной площади более чем тысяч гектар обитают свыше пятидесяти видов зверей и свыше ви- дов пернатых. Сибирский горный козел, марал, косу- ля, красный волк, медведь.

Сохранились снежный барс и скопа. В биосферном заповеднике произрастают свыше тысячи видов растений, в том числе ряд из них занесены в Красную книгу. Запо- ведник учит человека мудрости, щедрости и доброте. Вы хотите увидеть чудо Саян? Погостив у сотрудников сказочной территории, мы попутно на их катере прибыли тогда к еще не достроенной плотине Саяно- Шушенской ГЭС. Но она вскоре заработала на всю проектную мощность — 6 киловатт.

Самая могучая в России, самая могучая на всем Европейском континенте. Такими они остаются в сердцах ветеранов и. Если раньше Саяно-Шушенская ГЭС была объектом строи- тельства Красноярского края, а Хакасия являлась автономной об- ластью края, то с года Хакасия приобрела статус республики Российской Федерации. Сразу за высотной плотиной расположен уютный поселок гидростроителей и эксплуатационников Саяно- Шушенской ГЭС — Черёмушки, а от него через 25 километров — контррегулирующая Майнская ГЭС мощностью тысяча кило- ватт, имеющая значение не только энергетическое, но и экологи- ческое, что вместе с гидроэлектростанцией — великаном создают уникальный энергокомплекс.

Так Верхний Енисей приобрел сразу два моря. Кстати, при Майнской ГЭС смонтированы линии садко- вого рыбного хозяйства, где разводится и выращивается царская рыба — форель. Какая же она красивая! Да разве только форель? Черёмушки, Майна, Саяногорск — это сплошные сады. Яблоки, груши, сливы, абрикосы, вишни, даже черешни, виноград и персики. Цветы — не только сиреневое море багульника на скалах, но и заросли белоснежных черемух, дав- шие название поселку, белая и сизая сирень, гортензия, форзеция и даже японская сакура, диковинные для Сибири деревья — дуб, каштан, липа, грецкий орех, туя.

До сих пор ходят глупые сказки, Что Сибирь — де без солнца, без ласки. До сих пор ходят басни досужие, Что Сибирь знаменита лишь стужами.

Русских Вера. Правила общежития

Здесь для юности край непочатый. Впрочем, что убеждать Вас стихами. На этом участке, выходя из Саянского коридора, среднемноголетний рас- ход реки достигал кубометров в секунду. Далее она неслась к Шушенскому, Минусинску, чтобы за городом Абаканом слиться с могучим притоком такого же названия, как и столица Республи- ки Хакасия.

Объединившись с Абаканом за Майдашинским камнем, Ени- сей вновь попадает в море. Проводив друзей-путешественников по Верхнему Енисею, которые из Саяногорска улетели на самолете ЯК в Красноярск, я сразу же пожалел, что, оказывается, так быстро пролетел отпуск и такое увлекательное плавание. Далее о Среднем и Нижнем Енисее я расскажу по своим вос- поминаниям. Средний Енисей и его бассейн начинаются от северной пе- риферии Хакасско-Минусинской котловины.

Затоплены все шивера и перекаты. Ширина моря километров, а в отдельных местах доходит и до 15 километров. Енисею приходится жить по морским правилам, а потому он знает, что такое и шторм, и штиль. Здесь хорошо видна гора Тепсей — самая внушительная между Минусинском и Красно- ярском. Недалеко от нее другая громада — Оглахты. В период стро- ительства гидростанции об этих двух вершинах писали все газеты, потому что археологи раскопали здесь много интересных и уни- кальных находок материальной культуры.

Гора Туран тоже инте- ресная, но куда интереснее село с поэтическим названием Лебяжье. Промелькнет и Сыдинский залив, где как раз Енисей впервые и разливается на внушительную 15 — километровую ширину.

Но это не самая большая морская вольность. В устье реки Ерба море вновь почти вдвое сжимают скалы Батеневского кряжа. За селом Анаш холмистая лесостепь сменится темной зеленью тайги, где густыми лесами раскинулись лиственные и хвойные массивы. Заканчивается территория Республики Хакасия. Начинается Новоселовский район Красноярского края. Пойдут поселки При- морское, Даурское.

Промелькнет и устье речки Черёмушки. И нечего москвичам хвастаться, что якобы все другие Черё- мушки — это из столицы. Как бы не наоборот!

У Езагашского залива Красноярское море в полной своей силе: В кедровых и пихтовых рощах вольготно промышляют медведи, охотятся прыткая рысь, росо- маха и хищные волки. От Езагаша до — метровой бетонной плотины, которая своей высотой и удерживает объем моря почти в 78 кубических километров воды, уже недалеко.

На этом участ- ке интересное левобережье речки Бирюсы. Опять же, это не та Бирюса, о которой поется в песне. Та речка в Иркутской области.

Но Бирюса красноярская куда интереснее своими карстовыми пещерами, многие из которых затоплены, но около 40 пещер все так же посещаются спелеологами до сегодняшних дней. Красноярская ГЭС — первенец Енисейского каскада. Ее мощ- ность 6 миллионов киловатт, где установлены двенадцать агрега- тов каждый единичной мощности — тысяч киловатт. В Шуми- хинском створе этой гидроэлектростанции впервые в зимних ус- ловиях за 6,5 часа был перекрыт створ Енисея.

Это была мировая сенсация, о чем и писали журналисты многих стран. Тот, кто хоть раз увидит, как перекрывают реку, влюбится в профессию гидро- строителя на всю оставшуюся жизнь. Но обязательно вспомнит и мудрые слова, выстраданные практикой, личным опытом и впервые сказанные здесь: Красноярская ГЭС единственная в Сибири, где создан проход через плотину. Ведь шлюзы в сибирских условиях строить. А вот судоподъемники можно!

Немало сложностей и труд- ностей причинило столь необычное новшество, но судоподъем- ник функционирует. Прощай, Дивногорск, город нашей молодости и зрелости. Ее протяженность километров. Она перенесла на себе миллионы кубометров древесины. Река берет свой путь в отрогах Восточных Саян. На Мане нет порогов, ее ширина до ста метров и глубиной от полуметра до четырех.

Это хорошие условия для прохождения плотов. У Красноярска возрастают среднемно- голетние расходы Енисея до кубометров воды в секунду. Это важный истори- ческий, промышленный и культурный центр Сибири, это родина всемирно известного художника-живописца Василия Сурикова.

Еще до х годов прошлого столетия через Енисей был переки- нут лишь один железнодорожный мост, а для колесного транспор- та и для прохода людей наводился в весенне-осеннее время пон- тонный мост.

Теперь же красноярцы пользуются двумя современ- ными автомобильными мостами, один из которых строил и автор этого очерка. Вспоминаю о том времени с удовольствием еще и потому, что, живя на острове Отдыха, я впервые увидел, что такое настоящий ледоход. Хотя, казалось бы, чем ледоход на Днепре, где я родился и учился, или на реке Великая Высь, где впервые пошел в школу и окончил девять классов, должен отличаться от енисейского ледо- хода.

О, вы себе не представляете, что же это за явление — ледоход по-сибирски. Стоял конец апреля года. Не зная всех тонко- стей, удивлялся, почему это и днем, и вечером многие мужчины, да и женщины тоже, собирались кучками на обоих берегах Енисея и подолгу молчаливо смотрели на реку. Оказывается, у нее перед ледоходом есть особый зов, который притягивает людей, особен- но ветеранов-старожилов.

Время уже было послеобеденное, когда я услышал возбуж- денные голоса соседей, которые сорвались и помчались на берег реки. Я — за. Вокруг стояла какая-то зве- нящая тишина. Лучи солнца тонюсенькими дротиками пронзали ледяную шубу Енисея. По берегам образовались промоины, лед, 19 Олесь Грек до этого толстый и прозрачный, как-то необычно потускнел, сник, скукожился, просел. По нему запретили ходить уже недели две на- зад. Много людей собралось и на строящемся коммунальном мо- сту, до которого метров двести, не.

Хотя мост еще и не был сдан в эксплуатацию, но люди пытались ходить по нему, и теперь там, особенно у двух первых пролетов, ленточкой рассредоточи- лись пешеходы, понимая, что вот-вот ледяной покров сорвется и пойдет. Где-то что-то треснуло, полетели длинноватые и прозрач- ные, как стеклянные стрелочки, мушки-ледоколки, засеменили со льда на берег танцующие трясогузки, не любящие много летать, а лишь проворно пританцовывать, помахивая своим дирижерским хвостиком-ходунчиком.

Образовавшаяся кривая трещина на льду потихоньку расширялась, из нее фонтанчиками выливалась вода и растекалась по ледяной глади. Верхний участок льда напирал на низший, который — ни с места. Может быть, он еще удерживался бетонными бычками мостовых полусводов. Но вот стихия все же двинулась, и там, где образовалась про- моина, лед стал обламываться, нырять под еще недвижимое поле, вздыбливаться льдинами толщиной полтора-два метра, сверкая зеленоватыми боками.

Трещало, скрипело, крошилось, шуршало, плескалось, ухало. Льдины, которые не ныряли, а падали на низо- вую часть еще упирающегося ледового покрова, звенели и бухали, создавая тот хаос, что казалось, начиналось светопреставление.

Некоторые из них, чем-то выталкиваемые из воды, громадились, поднимались во всю свою трехметровую или даже большую высо- ту, устрашающе шли тараном на впереди взгромоздившихся. Сердце уходило в пятки, глаза вылазили из орбит при виде такого явления. Кто может с ним поспорить?! Через считанные минуты вся левобережная часть Енисея, — а остров делил реку на два рукава, — кипела и дрожала. Уровни воды росли и затопляли береговую линию. Было такое опасение, что ледовая атака снесет железобетонный мост.

Не знаю, кто как, а я почувствовал, что нахожусь как бы в эпицентре дикой пляски, вполне реальное ощущая, что Енисей несется вперед, а я —. Страх охватил мою душу.

Через час-полтора взъяренный Енисей как-то обмяк и уже не бежал, а будто плелся, усталый, как крестьянин из пашни.

На берегу лежали вытиснутые и выброшенные льдины, которые потом таяли несколько дней. Не так ли чувствует себя обессиленная акула, родившая детенышей? Хорошо прогреваемый весной Енисей накапливает огромное количество тепла.

Особенно на участке Минусинск — Казачинск. Вскрытие реки происходит неравномерно. Если в верхнем тече- нии начинается в третьей декаде апреля, то лишь через месяц-пол- тора он происходит в низовье.

Количество льда, по подсчетам ги- дрологов, проплывающего в период ледохода у Красноярска за одну секунду приблизительно равно кубометров, на участке впадения Ангары — кубометров, а в устье Подкаменной Тунгуски — кубометров.

Если подсчитать все количество льда, то у Красноярска он составит около 40 миллионов кубоме- тров, у Енисейска — миллионов кубометров и ниже впадения Подкаменной Тунгуски — миллионов кубометров. Больше та- кого ледохода я не видел ни в Шумихинском, ни в Карловском створах, где возводились Красноярская и Саяно-Шушенская ГЭС, а после их завершения и совсем исчезает такое понятие, как ледо- ход, потому что никакого ледохода не бывает: И в Красноярске в том числе.

Ледостав настает километров двести ниже краевого центра. И такие явления имеют свои особенности. По дороге на остров Сахалин в году, побывавший на бе- регах Енисея Антон Павлович Чехов, русский писатель большой культуры, с какой-то особой пристрастностью заметил, что Крас- ноярск самый красивый город Сибири.

А его слова о Енисее не знают разве что аборигены Австралии. Пусть Волга — нарядная, скромная, грустная кра- савица, зато Енисей — могучий, неистовый богатырь, который не знает, куда девать свои силы и молодость… Я стоял и думал: Видимо, хорошим предвидением обладал А. Так оно и произошло, хотя последнего слова еще никто не сказал о Енисее. Он — административный, экономический и культурный центр огромного края, центр многоотраслевой про- мышленности, учебных заведений, академических и проектных ин- ститутов, университетов, театров, крупнейший транспортный узел.

Отдох- нув от гидростанций, река вновь становится рекой. Лет двадцать назад, миновав три больших острова: Отдыха, Молокова и Татышева, алюминиевый комбинат на левобережье, мало кто сообщал, что за уникальное предприятие располагалось на правобережье Енисея. Коротко о нем иногда в разговоре упо- требляли: Ныне в этот район города, хотя и по пропуску, но можно въехать, а на самом предприятии прочтешь: А еще проще и короче — ученик и последователь Сергея Павловича Королева. Решетнева созданы были все отечественные спутники связи, телевещания, навигации и геодезии.

Более двадцати лет он заведовал кафедрой космиче- ских аппаратов Сибирской аэрокосмической академии, препода- вал и в других вузах города, и внес значительный вклад в развитие науки Красноярского края. Долина Енисея до самого устья реки Ангары то расширяет- ся до десяти километров, то сужается, ненадолго принимая гор- ный характер. Вечнозеленая тайга правобережья тянется почти до устья Подкаменной Тунгуски вдоль Енисейского кряжа, а по ле- вобережью — холмистая лесостепь с полями, лугами, березовыми перелесками и сосновыми борами.

Теплоход, идущий вниз, проска- кивает препятствие за несколько минут, а идущему судну вверх требуются часы, и то без помощи туера не обойтись. Это це- лые морские эпопеи. От села Казачинского долина Енисея постепенно сужается.

Ее крутые и высокие склоны подступают прямо к руслу реки. У села Стрелка, расположенного в самом устье Ангары, заканчивается Средний Енисей. Здесь его среднемноголетние расходы против Красноярска увеличиваются до кубометров воды в секунду. Если посмотреть книги и справочники о крупных реках мира, то там названия Ангары не найдешь. Да потому, что эта река — общей длиной километров, с площадью водосброса 1 квадратных километров, средним годовым расходом воды кубометров в секунду и общим падением метров, что более чем в полтора раза превышает водность Енисея до впа- дения в него Ангары, — является притоком Енисея.

Миддендорф, русский ученый середины XIX века, составивший первое описание ниж- него и среднего Енисея. Ангара — единственная река, вытекаю- щая из озера Байкал.

А раз единственная, то понятно, как она ему дорога. Не отсюда ли родилась легенда, рассказываемая и на Енисее, и в далеком каком-то уголке от Ангары, и за тысячи километров от Енисея, в том числе, на самом Байкале.

Рассказывают легенду по-разному, хотя смысл один и тот же — любовь. Итак, было у грозного Байкала жен по количеству рек, впадающих в него да единственная синеглазая, с длинной косой дочь Ангара, мать которой умерла.

Для дочери Байкал выстроил 23 Олесь Грек царский дворец, а стражником назначил Черного ворона. Если Ангаре надо было поиграть с кем-то, попеть песни, потанцевать, она призывала белых чаек, которые, прилетев во дворец, превра- щались в хоровод ее подружек. Однажды эти чайки и принесли с собой Ангаре письмецо от саянского батыра Енисея.

Он звал ее в гости в свои владения. Ангаре понравилось письмецо Енисея, и она послала ему ответный привет и голубой платок. С тех пор чайки немало писем от любимого богатыря приносили во дворец, а ответных — Енисею в Саяны. Но об этой тайне разузнал Черный ворон и донес грозному Байкалу. А к Байкалу уже не раз наведывал- ся богатый Иркут, все выторговывая Ангару. Байкал просил мно- го, а Иркут давал мало. И понятно, что когда Ангара запросилась в гости в Саяны, где обитали белые чайки, Байкал запретил ей даже мыслить об.

Ангара уже знала, какую партию ей подбирал Байкал. Возлю- бленная быстренько послала письмецо Енисею, который тоже уже не раз признавался ей в своей любви. Ответ прилетел незамедли- тельно: Да Байкал тоже не спал. Вместе с Черным вороном и Иркутом они по пути к Енисею наворочали столько камней-препятствий, что не так-то просто убежишь. Но медлить было уже нельзя, и в один поздний вечер, когда глубокий сон свалил всех с ног, Ангара со стаей чаек пустились в бега.

Одни чайки с двух сторон поддерживали Анга- ру, и она просто парила в воздухе, другие указывали дорогу, тре- тьи клевали всех догоняльщиков. Долго ли коротко длился этот поединок, но когда заблестело солнышко, увидела Ангара, как ей навстречу кинулся батырь Енисей, поднял её к самому небу, креп- ко обнял, и они понеслись уже вдвоем к океану. Счастливая байка гуляет уже сотни лет. Но я, как и многие другие, кто бывал у Стрелки, не могли не видеть светлый поток, который выбегает с Ангары и впадает в более темный енисейский, придав богатырю второе дыхание.

Даже если не веришь, то поду- маешь так, как рассказывается в легенде. Его возвели гидростроители Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС, подготавливая здесь Ре- гиональную базу стройиндустрии для перебазирования коллек- тива с Черёмушек.

Региональная база в дальнейшем должна была стать опорой и для строительства Осиновской и Туруханской Эвенкий- ской гидроэлектростанций. Перестройка и неумелое реформирование энергетики пере- черкнули дальнейшие планы гидростроителей.

Только сейчас, спустя почти 25 лет, снова заговорили о планах северных гидро- строек. Конечно, от прежней стремительной и бурной Ангары почти ничего не осталось. Енисей и Ангара работают вместе на нижнем, самом длинном участке реки.

Сделав четыре поворота от Абалаково, они подходят к Енисейску. И когда взглядом провожаешь течение реки, вспоми- наешь вдохновенные поэтические строки: Ты штурмуешь высокие скалы, Ты — в работе с утра до утра, Нет, не зря навсегда от Байкала Убежала к тебе Ангара.

Олесь Грек "Весенние ступени"

А тебе — океаны сродни. А тебе бушевать на просторе, Зажигать путевые огни. Он сы- грал главную роль в освоении русскими Восточной Сибири.

От- сюда землепроходцы проложили пути на восток, шло также про- никновение на Средний и Верхний Енисей. Сотник Дубенский от- сюда в году повел свой отряд на Красный Яр и основал там острог. А после на енисейской линии появились Канский, Ачин- ский, Абаканский, Саянский остроги.

И не все так просто доста- лось вольным людям-казакам, так как на освоение приенисейских земель ушло почти сто лет. Саянский острог был возведен лишь в году. Енисейск славился своими мастеровыми, металлургами, ру- дознатцами.

Отряды на Лену, Братск, Илимск тоже снаряжались отсюда. Все великие ученые, академики, изучающие Сибирь, не миновали этот северный русский форпост. Всего через каких-нибудь минут двадцать пассажиры тепло- хода могут видеть, как тремя рукавами в Енисей впадает неболь- шая таежная река Кемь. Она большой петлей опоясывает гору Железную.

Понятно без объяснений, почему она так называется: Почти рядом с Кемью раскинулся большой поселок Подте- сово, где теплоходам могут сделать ремонт, если он понадобится. Ниже по Енисею населенных пунктов все реже и реже. Много интересного узнаешь, минуя левый приток Енисея — небольшую реку Кас. С этим притоком связана история Обь-Ени- сейского канала, ныне уже порядком подзабытого.

А оказывается, что еще коренные жители — ханты и селькупы свободно перебира- лись из правого притока реки Оби-Кети в Енисей.

Это и подсказа- ло предприимчивым купцам приступить к строительству канала. Несмотря на все сложности и трудности, каторжные условия ра- боты, канал стали рыть. А страсти вокруг него разгорелись не- шуточные!

Кому-то он мешал, конкуренция капиталов тормозила 26 Весенние ступени работы. Много времени ушло на согласования, увещевания. Едва ли не десяток лет.

Поздняков Андрей Борисович. Мой адрес - Советский Союз (весь текст)

Пусть и не так, как задумывалось, но канал все же задействовали. Большие суда в то время уже ходили по Оби и Енисею, а по каналу в году могли пройти лишь большие лодки и очень небольшие суда. С постройкой Транссибирской же- лезной дороги надобность в нем отпала.

Но идея воспользоваться каналом возникала и позже. На высоком левом берегу нельзя не заметить большое село Ярцево. Село в году основано мангазейскими казаками. В Ярцево расположена пристань, обслуживающая суда на линии Красноярск — Дудинка. А живут в селе потомки сосланных участ- ников восстания Емельки Пугачева. Как и во многих других насе- ленных пунктах, его жильцы занимаются заготовкой леса, охот- ничьим промыслом и рыболовством.

Отсюда караваны плотов отправляются в Игарку. Пересекается северная граница Красноярского Приангарья, а за ней начинается обширнейший Туруханский район. От Красно- ярска уже километров. С юга на север район тянется вдоль Енисея на километров, а с запада на восток на кило- метров. На его территории свободно могли бы разместиться такие европейские страны, как Англия, Бельгия, Люксембург, Голлан- дия, вместе взятые. Коренные жители этих мест — кеты. Это сейчас единствен- ные малочисленные представители древних енисейских пале- азиатских племен, когда-то живущих в Хакасско-Минусинской котловине.

Енисейский Север одним из первых был официально присоединен к Российской империи еще на рубеже XVI и XVII ве- ков, когда отряды землепроходцев-казаков и полярных мореходов в году возвели на реке Таз первый острог — крепость Манга- зею.

В Енисей на участке Туруханского района впадает много при- токов, наиболее крупные из них: Правые притоки имеют характер горных рек — они бурные, порожистые, стремительные. И все они прячутся среди тайги, где растут кедр, сосна, лиственница, осина, береза. Кедр, конечно, редеет, исчезает сосна, а в основном пре- 27 Олесь Грек обладает лиственница.

Его называют деревом вечности. По твердости и крепости лиственница не уступает дубу, а то и превосходит. Известен факт, что фундамент итальянско- го города Венеция, расположенного на островах, сооружен в воде 16 веков назад именно из стволов сибирской лиственницы. Через четыре века понадобилось исследовать фундамент. Сваи не разрушились, наоборот, они как бы окаменели и были такими твердыми, что топор отскакивал от.

Стоит тот фун- дамент до сих пор. А внутренние деревянные элементы башен и соборов Московского Кремля и храма Василия Блаженного тоже ведь из этой лиственницы. Стоят уже по четыреста-пятьсот лет! А сколько былей и небылей о сибирском кедре! Прощаясь с тайгою, нелишне вспомнить слова писателя Ан- тона Чехова: В первые сутки не обращаешь на неё внимания: Как просто и верно! Небольшая живописная речушка Вороговка, что слева впа- дает в Енисей, подарила название и русскому старинному селу Ворогово.

Оно тоже обязано казакам-мангазейцам, заложившим в году Дубческое зимовье, переросшее со временем в слободу с нынешним названием. Ниже Ворогово в русле Енисея образовался островной архи- пелаг, насчитывающий 99 больших и малых островов, песчаных кос и гряд, подводных камней. Эти острова раздвинули реку кило- метров на пятнадцать. Теплоходу надо маневрировать почти пол- ста километров, выбираясь на простор. Но только судно как бы облегченно вздохнуло, Енисею путь тут же преграждает Осиновский порог, стиснув реку до трех ки- лометров.

Это самый трудный участок фарватера от Ангары до Подкаменной Тунгуски. Большую помощь капитанам оказывают 28 Весенние ступени опытные лоцманы, о которых здесь рассказывают немало забав- ных историй.

Именно в этом сужении и намечено сооружение мощной гидроэлектростанции Енисейского каскада. Вот тогда под толщей водохранилища и ис- чезнет Осиновский порог, как исчез Большой Порог в глубинах Саяно-Шушенского водохранилища на Верхнем Енисее. А еще она известна под названием Катанги и Сред- ней Тунгуски. Подкаменная Тунгуска — третий по величине приток Енисея. Подкаменной ее назвали потому, что она вливает свои воды в Ени- сей немногим севернее Енисейского горного кряжа, именовав- шегося в народе Камнем.

Начавшись в горах Иркутской области, Подкаменная Тунгуска протекает по территории Красноярского края на протяжении свыше тысячи километров. И эта площадь, по которой она протекает, очень богата пушным зверьем, рыбой, а также полезными ископаемыми — углем, железными и медными рудами. Как похожи между собой горные реки: Из всех трех Тунгусок — Подкаменная самая красивая.

И о ней, как и об Ангаре, сложена похожая леген- да: О том же свидетельствует ощутимая в ряде стихотворений этого периода ориентация на поэтическую традицию Жуковского и Батюшкова.

Однако одновременно целый ряд признаков литературной позиции молодого Пушкина не только несовместим с поэтикой карамзинистов, но и глубоко ей противоречит.

Круг западноевропейских воздействий также весьма противоречив — от Вольтера до Оссиана. Стилистическому разнообразию соответствует и тематическая широта творчества начинающего поэта. Отсутствие единства в лицейском творчестве Пушкина порой истолковывается как результат творческой незрелости еще не нашедшего своего пути поэта.

В определенном смысле это справедливо. Однако следует отметить, что период собственно ученический был у Пушкина предельно кратким. Очень скоро, включаясь в различные художественные традиции и интонации, поэт достиг в каждой из них совершенства зрелых мастеров. Еще более интересны опыты художественного синтеза различных традиций, позволяющие молодому поэту выступить как новатору.

Выпущенный из Лицея, Пушкин поселился в Петербурге. Этот период отмечен сближением с декабристами. Поэт постоянно встречается с Ф.

Тургеневым, Чаадаевым и испытывает сильное воздействие их идей. Под непосредственным влиянием Н. Тургенева создаются программные стихотворения: Именно в сфере политической лирики этих лет особенно заметны новаторство Пушкина и его поиски новых художественных решений.

Первые строки стихотворения должны активизировать в сознании читателей образы и стилистику унылой элегии. Жанр этот, активно культивировавшийся молодыми поэтами начала х гг. На фоне элегической традиции строки: Однако начало следующей строфы резко поворачивает течение смысла. Разочарованной душе противопоставлена душа, полная сил и мужества.

Только с шестого стиха раскрывается, что речь идет о жажде свободы и борьбы. Третья строфа сливает образность политической и любовной лирики в напряженно-эмоциональное единство. И только после этого идут две заключительные строфы, в которых страстный порыв уступает возвышенной мечте, а напряженно-любовная фразеология сменяется образом боевого товарищества. Новаторство это имело глубокую подоплеку. Идеалом был герой, добровольно отказывающийся от личного счастья ради счастья родины.

С этих позиций осуждалась и любовная лирика, расслабляющая и уводящая от сурового героизма: Раевский, уже узник Тираспольской крепости, призывал Пушкина: Однако в целом позиция Пушкина была более сложной.

Свобода включает счастье и расцвет, а не самоограничение личности. Поэтому для Пушкина политическая и любовная лирика не противостояли друг другу, а сливались в общем порыве свободолюбия. Поэма имела большой читательский успех, но критика, в основном, оценила ее сдержанно. Несмотря на похвальный отзыв Жуковского, старшие карамзинисты поэму не одобрили: Инспирированный Дмитриевым Воейков предал этот отзыв печати, подвергнув поэму пристрастной и придирчивой критике.

Основываясь на этом и на полемических выходках против Жуковского в начале четвертой песни поэмы, Ю. Однако, как показал Б. Критически оценили поэму представители литературной реакции А. При этом он повторил обвинение поэмы в безнравственности, дословно совпав с критиками совсем иных политических убеждений. Дмитриев отозвался о поэме словами: Среди одобривших поэму и даже выражавших восхищение ею были Жуковский, Крылов, Кюхельбекер, Вяземский, А.

Тургенев, но ни один из них не принял участия в журнальной полемике. Выступивший в защиту Пушкина А. Перовский еще не имел литературного авторитета. В целом критика обнаружила неспособность понять новаторство поэмы. Их возмущала не столько игривость некоторых сцен, сколько их соседство с героическими и высоколирическими интонациями. Третий период творчества связан с пребыванием Пушкина в южной ссылке — Творчество этих лет шло под знаком романтизма. Вяземского, упрочил за Пушкиным положение главы русских романтиков.

В дальнейшем вопрос этот обсуждался И. Киреевским, Белинским и, наконец, был капитально исследован В. Вместе с тем В. Жирмунский отметил и отличие пушкинского романтизма от позиции английского поэта. Позже это противопоставление было развито Г. Структура романтической поэмы создавалась переносом признаков элегии в эпический жанр. В том же письме, характеризуя героя поэмы, Пушкин подчеркнул принципиальное тождество его лирическому герою элегий х гг.: Это должно было быть описание жизни народной, экзотического этноса и одновременно характеров, полных дикой силы и энергии.

Колебание между двумя этими поэтическими идеалами определило неоднозначность пушкинской позиции и своеобразие его романтизма, сквозь не слишком глубокий байронизм которого проглядывала кровная связь с традицией демократической мысли второй половины XVIII. В этих условиях в сознании Пушкина вырисовывалась возможность иронического отношения к разочарованному герою или же оценки этого персонажа глазами народа. В последние месяцы в Кишиневе и особенно в Одессе Пушкин напряженно думал над опытом европейского революционного движения, перспективами тайных обществ в России и проблемой бонапартизма.

Он перечитывал Руссо, Радищева, читал видимо, в Воронцовской библиотеке материалы по французской революции. Работа над этим произведением продлилась более семи лет. Изменилось самое понятие художественного текста. Однако эффект простоты и бесхитростной непринужденности авторского повествования создавался средствами исключительно сложной поэтической структуры. Переключение интонаций, игра точками зрения, система ассоциаций, реминисценций и цитат, стихия авторской иронии — все это создавало исключительно богатую смысловую конструкцию.

Простота была кажущейся и требовала от читателя высокой поэтической культуры. Однако чтобы сделать первый шаг в мировой литературе, надо было произвести революцию в русской.

Обыденно, так как автор отказался от традиционных стилистических характеристик: Оставляя за собой свободу выбора любого слова, автор позволяет читателю наслаждаться вариативностью речи, оценить высокость высокого и просторечность простого слова. Сужение сферы стилистического автоматизма расширяет область смысловой насыщенности. Неслыханное дотоле обилие цитат, реминисценций, намеков до предела активизирует культурную память читателя.

Но на все это накладывается авторская ирония. Все виды и формы литературности обнажены, открыто явлены читателю и иронически сопоставлены друг с другом, условность любого способа выражения насмешливо продемонстрирована автором.

Но за разоблаченной фразеологией обнаруживается не бездонная пустота романтической иронии, а правда простой жизни и точного смысла. Уже в конце 1-й главы поэт, как бы опасаясь, что читатель не заметит противоречивости характеристик, парадоксально декларировал: На уровне характеров это дало включение основных персонажей в контрастные пары, причем антитезы Онегин — Ленский, Онегин — Татьяна, Онегин — Зарецкий, Онегин — автор и др.

Более того, Онегин разных глав а иногда и одной главы, например первой — до и после XIV строфы предстает перед нами в разном освещении и в сопровождении противоположных авторских оценок. Да и сама авторская оценка дается как целый хор корригирующих друг друга, а иногда взаимоотрицающих голосов.

Гибкая структура онегинской строфы позволяет такое разнообразие интонаций, что в конце концов позиция автора раскрывается не какой-либо одной сентенцией, а всей системой пересечения смысловых напряжений. Но, давая новую оценку героя, Пушкин не снимает и не отменяет и старой. Он предпочитает сохранить и столкнуть обе как, например, в характеристике Татьяны: За таким построением текста лежало представление о принципиальной невместимости жизни в литературу, о неисчерпаемости возможностей и бесконечной вариативности действительности.

Поэтому автор, выведя в своем романе решающие типы русской жизни: Он не хотел неисчерпаемость жизни сводить к завершенности литературного текста. Выносить приговор противоречило его поэтике. Эта формула легла в основу всей последующей традиции русского реализма. Скрытые в ней возможности исследовали и Тургенев, и Гончаров, и Толстой, и Достоевский. Проблема народности включала для Пушкина в середине х гг.

Один касался отражения в литературе народной психики и народных этических представлений, другой — роли народа в истории. Стремление к объективности, нараставшее в творчестве Пушкина, также могло реализоваться двояко: Смысл произведения — в глубине постановки вопроса, а не в однозначности ответа. Позже, в сибирской ссылке, Михаил Лунин записал афоризм: Сознательно или бессознательно, он обобщал пушкинский опыт. Современники были потрясены неслыханной смелостью, с которой Карамзин изобразил деспотизм Грозного, и именно здесь, полагал Рылеев, Пушкину следует искать тему.

Пушкин избрал Бориса Годунова — правителя, стремившегося снискать народную любовь и не чуждого государственной мудрости.